Анатолий Тарасов. Каждый ли хоккеист может стать тренером?

57800a5b3ecce7380819445dd8f1367a

Должность тренера сложна и ответственна. Но, как говорят, не боги горшки обжигают. И я полагаю, что тренером может стать почти любой опытный хоккеист, при некоторых, правда, непременных условиях: если он готовится к тренерской работе долгие годы, если еще в молодости мечтает стать тренером, старательно накапливает материал, продолжая играть, уже ставит себя на место руководителя спортивного коллектива. Постоянно учится и думает о будущей своей деятельности. Умеет анализировать работу тренера. Формирует в эти годы собственное тренерское кредо: взгляды на учебно-тренировочный процесс, на отношение к разным по характеру хоккеистам; вырабатывает свое понимание тактики игры, умеет быстро схватывать то, что происходит на поле, способен обобщать, делать выводы.

Из книги «Совершеннолетие»

Тренер постоянно связан с воспитанием молодых людей, и если он, не дай бог, не любит своего дела, то вред, который он принесет людям, будет поистине неизмерим.

Спортсмены, как правило, с большой охотой, с видимым удовольствием идут на тренерскую работу, тем самым они продолжают свою жизнь в любимом виде спорта.

В конце сезона 1965/66 года мы проводили на тренерскую работу нашего выдающегося хоккеиста Константина Локтева.

<…> Мне не хотелось отпускать Константина на тренерскую работу.

При первом нашем разговоре я убеждал Локтева, что он мог ярко и здорово поиграть по крайней мере еще два-три сезона. Пусть несколько по-обывательски, но я рассуждал так: тренером Костя сможет стать и позже, но классным игроком – если он прекратит хотя бы на время регулярные выступления – он уже не будет никогда. А ведь играть много проще и порою даже почетнее, чем быть тренером! Ты на льду, ты сам в жаркой схватке, тебе аплодируют зрители, ты побеждаешь. Ты сам, наконец, можешь практически, на льду (а не из-за борта площадки), в ходе матча, показать к а к надо побеждать.

– И пусть тебе, Костя, – убеждал я Локтева, – тридцать три, ты моложе и азартнее многих двадцатилетних, ты сильнее их своим опытом, ты больше пользы принесешь команде, чем кто-либо другой…

Мне жалко было отпускать Локтева из ЦСКА. Ведь с его уходом мы теряли не только мастера – с его уходом распадалась самая сильная тройка в истории советского хоккея, тройка, ставшая уже легендарной. Найдем ли мы ему достойную замену, найдем ли классного хоккеиста, который сможет войти как равный в компанию к прославленным асам Вениамину Александрову и Александру Альметову?! К спортсменам, которые вместе с Локтевым играли семь лет и понимали его не то что с полуслова или одного взгляда» но даже и без этого «полуслова»!

И все же после третьей беседы я дал Косте согласие отпустить его из ЦСКА. В общем-то у меня не было морального права задерживать Локтева: ведь я сам перешел на тренерскую работу в 25 лет. Кроме того, нам сейчас очень нужны хорошие тренеры. А Локтев будет, я думаю, отличным тренером.

В тот раз, 20 апреля, накануне первого финального матча на Кубок страны, наша беседа затянулась далеко за полночь. Константин пришел советоваться, как строить свою работу на первых порах. Он допрашивал меня с глубочайшей заинтересованностью, я сказал бы, даже с пристрастием.

Солидным подспорьем в тренерской работе в первое время Локтеву будет его авторитет хоккеиста высокого класса. И я желаю новому тренеру Константину Борисовичу Локтеву таких же блестящих успехов, каких достиг он, выступая на ледяных площадках!

Немало замечательных мастеров прошлого стали интересными, отличными тренерами – Александр Виноградов, тот хоккейный богатырь, о котором я говорил, рассказывая о первых шагах нашего спорта, тренировал московскую команду «Крылья Советов», Всеволод Бобров – столичный «Спартак», Анатолий Кострюков возглавляет московский «Локомотив», Николай Пучков – ленинградский СКА, Виталий Костарев – горьковское «Торпедо», Виктор Шувалов – «Электросталь», Юрий Баулин – «Торпедо» (Усть-Каменогорск).

Но профессия тренера сурова, неприятностей на его долю выпадает немало: если его воспитанники добьются успеха, победят, то хвала и медали им, а тренер при этом подчас остается в тени, но если ребята потерпят «поражение» – виноват он, тренер. И тогда ему не миновать взыскания, если не сказать о большем. Тренеров чаще, чем специалистов любой другой профессии, снимают с работы.

О тренерах редко и мало пишут даже тогда, когда их ученики становятся чемпионами и рекордсменами. Кто знает, например, имена тренера Юрия Власова, Леонида Жаботинского или Валерия Попенченко?

А ведь это всемирно известные спортсмены!

Работа тренера, особенно в классной команде, связана с непрерывным напряжением всех творческих и душевных сил, с постоянной затратой нервной энергии.

Одно из решающих качеств, которым должен; на мой взгляд, обладать тренер, спортивный педагог, – это смелость, мужество.

Нелегко: изменить тактику, особенно в ведущей команде, там, где она приносит успех, где в нее верят спортсмены. Но, думая о будущем, тренеру приходится это делать.

Я уже рассказывал <…> об опасениях, что терзали нас с Борисом Павловичем Кулагиным в дни подготовки новой тактической схемы игры. Немало, уверяю вас, потребовалось душевных сил, чтобы решиться сменить тактику в условиях, когда команда и так побеждала всех своих соперников. Нас запугивали, предупреждали, что мы рубим сук, на котором сидим. Немало пришлось пережить, пока «система» заиграла.

Очень трудно тренеру отстаивать свои убеждения, свои идеи. Тем более когда эти идеи не приносят пока очков, не приводят команду к быстрым и легким победам. И тут нужна твердая вера. И если ты, тренер, педагог, откажешься от своей веры, то утратишь не только авторитет, но и право на творчество.

Может быть, я не прав, но мне кажется, что тренера от игрока, кроме всего прочего, отличает еще и метод мышления. Игроки в какой-то мере консервативны. Усвоив и овладев определенным наборам технических и тактических приемов, они порой очень неохотно, с сопротивлением воспринимают все то новое, что рождается в спорте. Особенно это заметно, когда им, спортсменам, сопутствует успех.

Тренерская мысль всегда должна быть прогрессивной, устремленной вперед, в будущее. В этом сила тренера. Даже в пору больших побед и успехов его учеников он должен, обязан думать о будущем, искать новые тактические и технические приемы, которые позволят его команде удерживать первенство и в будущем.

Ворота армейской команды долгие годы с блеском защищал один из лучших вратарей в истории отечественного хоккея, Николай Пучков. Но с годами он играл все менее уверенно. Его пугало, что наши защитники энергично атакуют соперников, чрезмерно смело, как ему казалось, идут в зону противника.

Николай постоянно спорил со мной, считая, что избранная нами тактика игры неверна, что играть следует иначе. Он был сторонником игры «на ноль», навязывал коллективу оборонительные настроения. Если нам не забьют ни одной шайбы, то в худшем для нас случае, пояснял он, будет ничья. Но ведь у армейцев прекрасные нападающие, уж одну-то, две шайбы они всегда забросят…

Может быть, такая тактика была приемлема в прошлом. Но хоккей движется вперед. Растут скорости игроков. И мне казалось, что гораздо надежнее в таких условиях непрерывно атаковать. Банальный принцип «нападение – лучшая защита» до сих пор считаю, безусловно, верным и актуальным.

Но отстаивать свои убеждения в спорах с авторитетнейшими игроками команды, которых поддерживают их друзья, совсем не так просто.

Необходима тренеру недюжинная смелость и чтобы вовремя сменить заслуженного, именитого мастера на новичка.

Вспоминаю, какие нападки пришлось мне выдержать, когда я решил, что пришла пора уходить из большого хоккея прекрасному нашему мастеру, отличному нападающему Юрию Пантюхову.

Это был своеобразный спортсмен. Юрий самозабвенно любил хоккей, слыл страстным бойцом, может быть, даже излишне страстным. Его здорово ценили и любили ребята. Любили за веселый нрав, за умение рассмешить всех в самую горестную минуту.

Как у хоккеиста у него был один недостаток. Ему не хватало стартовой скорости. А хоккей рос, прогрессировал, и однажды мне стало ясно, что игра Юрия уже не может удовлетворять тем требованиям, которые предъявлялись к хоккеистам ЦСКА.

Я решил на его место ввести в основной состав новичка – Леонида Волкова.

Чего только не наслушался я тогда! Мне говорили, что я ничего не смыслю в хоккее, если меняю замечательного мастера, чемпиона мира и олимпийского чемпиона на какого-то неизвестного парня. Были намеки, что я устарел, творю произвол и вообще подбираю команду по собственному вкусу.

Последнее меня возмущало особенно сильно. Ну, конечно же, по собственному вкусу!

Каждый тренер формирует команду по своему вкусу. Но «вкус» этот опирается на знание основных принципов современного хоккея, на знание своей команды, своих мастеров, их достоинств и недостатков. Этот «вкус» определяется той перспективной линией, которую наметил тренер на развитие и рост своей команды. Так на чей же «вкус» должен ориентироваться тренер?

Неужели вышестоящие руководители, которые имеют какое-то отношение к команде, лучше тренера могут знать команду? Если да, то тогда негодного поставили они тренера. Ну, а уж если тренеру доверили эту работу, то будьте добры не вмешиваться в такие сугубо тренерские дела!

Свое решение мне удалось тогда отстоять. А Леша Волков, «какой-то малоизвестный паренек», вырос в превосходного хоккеиста, стал и олимпийским чемпионом и чемпионом мира.

Немалую смелость должен иметь тренер и чтобы решиться изменить состав, перекомпоновать звенья в ходе чемпионата. Это ведь всегда связано с риском.

Читателю уже известно, что мне пришлось изменить две линии в звене «Б», в той пятерке, что действует по новой тактической системе.

Я рассказывал, что в этой системе главную роль играют хавбеки. От их мастерства, объема проделываемой ими работы во многом зависит игра нападающих. И вот однажды мне стало ясно, что Женю Мишакова целесообразно перевести в нападение. Анатолий Ионов, как говорится, «не наигрывался». И тогда я решил рискнуть: поменять Евгения и Анатолия местами.

Конечно, я понимал всю опасность такой затеи – ведь Ионов никогда не играл хавбеком.

К счастью, все прошло удачно. Расчет оказался точным. Мишаков, который исполнял теперь меньший объем работы, смог полностью использовать свои лучшие качества: А Толя, обладающий превосходной дистанционной скоростью, стал отличным хавбеком — он умно и полно загружает Евгения.

Сложна, по-моему, чертовски интересна и ответственна работа тренера.

И все-таки я никогда не отступлюсь от нее. Ибо она не только сложна и ответственна, но благодарна, и прекрасна.

Как счастлив бывает тренер, корда его воспитанники получают награды – не так важно какие, важно, что они приносят победителям радость. И если, получая приз, спортсмен первые слова своей благодарности обращает к тренеру, то это значит, что твой труд не пропал даром – ты воспитал не только чемпиона, но и человека!

Мы воспитываем молодых людей, выступающих перед большими аудиториями зрителей. Мы работаем в таком виде, спорта, который воспитывает у люден самые лучшие качества. Но мы и сами немало получаем от своей работы. Наблюдая за игрой наших спортсменов, общаясь с молодыми, веселыми, задорными, энергичными ребятами, умеющими заразительно хохотать, ты и сам вроде становишься моложе. Ты с ними и в них продолжаешь свою молодость.

Тренер «умирает» в хоккеисте, как режиссер в актёре.

Но и живет в нем!

* * *

Информация о текущих группах и запись на курсы переподготовки тренеров, инструкторов-методистов, руководителей спортивных организаций, преподавателей и тренеров по адаптивной физической культуре всегда доступна на сайте учебного центра «Форум Медиа».