Златан Ибрагимович о Моуриньо, Гвардиоле и Анчелотти: «Куда угодно, кроме России»

GS31-0725

Я говорю, что Карло – лучший, а я работал с лучшими из лучших. Чтобы сравнить их, давайте пройдемся по всем персоналиям по порядку.

Моуриньо – адепт дисциплины. Все, что с ним связано, имеет отношение к играм разума – он любит манипулировать. Для меня такие трюки были в новинку – все время делает одно, чтобы добиться другого, все время побуждает меня к чему-то. Мне такие игры по душе, для меня это работало; при нем я стал лучшим бомбардиром, а команда выиграла чемпионат. До тех пор, пока это работает, и до тех пор, пока мы побеждаем, меня все устраивает.

То, как Моуриньо готовился к матчам, тоже было для меня чем-то новым. Я заводил себя, веря в истории, которые он нам скармливал. Я часто был на адреналине, играя за него. Все было так, будто ничто и никогда не было достаточно хорошо для него. Он давал, и он забирал. Жозе Моуриньо знает, как обращаться с футболистом, но Карло знает, как обращаться с человеком.

После Моуриньо я оказался у Пепа Гвардиолы, большого мозга в мире футбола. У него всегда были решения против каждой команды, с которой мы играли, он всегда идеально точно знал, что нужно сделать, чтобы победить, и точно знал, как хочет этого добиться. Мы могли выигрывать 2:0 к перерыву, а он говорил: «Мы не закончили, надо продолжать. Хочу три, четыре, пять, шесть, семь голов». Он был словно машина.

Однако как личность он был другим. Я говорил вам, что не сужу о человеке до той поры, пока не узнаю его, и мое мнение о нем базируется на том, через что я прошел под его руководством. Как тренер он фантастический, невероятный, но как человек – тут мы не сходились по многим вещам. В своей книге я написал о наших с ним проблемах. Для меня его команда была словно школа, а игроки были школьниками. Такого рода окружение мне не подходит.

Даже после Гвардиолы, когда игроки «Барсы» проиграли с таким разгромным счетом «Баварии» – 0:7 в Лиге чемпионов, – ничего не изменилось. Поскольку 10 предыдущих лет до этого матча были такими успешными, они расценили эту игру как недоразумение. Они так сильны и уверены в себе, что всегда верят в себя и просто следуют своей системе. Для них это работало, но не для меня.

«Барса» всегда была командой мирового уровня, но при Гвардиоле система игры оставалась неизменной. За пределами этой системы и за пределами этого колоссального футбольного разума я не могу согласиться с тем, что Гвардиола – тренер того же качества, что и Карло.

Итак, после моего опыта с Гвардиолой я повстречал Карло. И получил совершенного человека и тренера. Часто бывает так, что единственное, что есть общего между мной и тренером, – это игра, но с Карло я могу поговорить, когда у меня проблемы дома. Когда мне нужен совет, я могу обратиться к нему. О чем бы ни шла речь, что бы там ни было, я знал, что могу положиться на него. Но не только я один – то же самое он давал всей остальной группе. Он тот, кто он есть, и он такой с каждым.

Помню игру против «Порту» в Лиге чемпионов – мы тогда были под большим давлением. То был матч жизни и смерти. Я проникся к нему чувствами, потому что мы побеждали везде и всюду, а затем из-за одного поражения вдруг воцарился хаос. Тихим голосом он сказал, что борьба еще не кончена. «Вам не выиграть трофей сегодня, – сказал Карло. – Трофеи выигрываются в конце сезона».

Но все равно в клубе воцарился хаос, потому что маленькие клубы не знают, как справляться с трудностями, когда они проявляются. Большие клубы в курсе, что черной полосы не избежать, и они знают, как с ними справляться, потому что проходили через них не раз. Однако Карло справлялся с любым хаосом, не важно, как много его было. Он знал, что должен делать, по своему богатому опыту. Хаос никогда не достигал команды.

Тренировочная база была небольшой, так что мы могли слышать шум, исходивший из офисов клуба, но Карло никогда не соглашался с владельцами, когда они начинали критиковать игроков. Он всегда нас защищал. Он говорил, что игроки делали все, о чем он нас просил.

Он защищал команду разными способами. Если кто-то опаздывал на тренировку, потому что где-то тусовался вчера ночью, он вызывал в кабинет и расспрашивал о случившемся. Он выслушивал, а потом говорил: «Больше так не делай. Это между нами, но повторять эту ошибку не нужно. Будь профессионалом». Он относился к этому с чувством юмора, когда это было уместно, и мог добавить: «В следующий раз возьми меня с собой».

Из-за этого порой было трудно различить, действительно ли он зол или просто изображает злость. Даже когда он влепил по той коробке и она ударила меня по голове, я не был уверен – никто ничего подобного со мной не делал прежде, – но поскольку это был Карло, я посмотрел на него и увидел, что его бровь поднята, и понял, что он сейчас серьезен, так что просто опустил голову. Как-то раз он надел роскошный итальянский костюм и просто с ума сошел, на всех кричал и ругался по-итальянски. Никто не знал, в чем проблема, так что мы просто сидели в тишине. На следующий день были объятия. Он извинялся за то, что разгневался.

На одной из тренировок я подошел к нему и сказал:

– Тренер, тренер, мне нужно с вами поговорить.

Казалось, что он притворяется, что не услышал меня, так что я ткнул его пальцем и сказал:

– Тренер!

Вдруг он обернулся ко мне с очень серьезным выражением лица и сказал:

– Никогда не тычь в меня пальцем.

Я был в шоке.

– Вы серьезно? – спросил я.

– Да, я серьезно – никогда не тычь в меня пальцем. – И через две секунды он начал хохотать. Я сказал:

– Карло, не удивляйте меня так, я вас не узнаю.

У него есть этот блеск в глазах. У него найдутся чувства для каждого человека.

«Вам не выиграть трофей сегодня, – сказал Карло. – Трофеи выигрываются в конце сезона».

Следующий после игры день он начинал с разговора со всеми игроками. Он рассказывал, кто провел плохой матч, и беседовал с этими игроками об игре. Перед выездным матчем против «Барселоны» в 1/4 финала Лиги чемпионов все были на взводе. Карло сказал:

– Ибра, мне нужно с тобой поговорить. – Когда он говорит в определенном тоне, ты понимаешь, что это важно.

Мы сели, и он, явно преодолевая стеснение, проговорил:

– Я долго размышлял об этом. В этом матче мы все сделаем иначе. Я решил оставить тебя на скамейке.

– Чего? – спросил я.

– Это тактический трюк, который мы провернем, – сказал он. – Когда все устанут в последние двадцать минут, ты выйдешь на поле.

Я был ошарашен, но также хотел дать ему понять, что отнесусь к этому как профессионал.

– Хорошо, – ответил я.

– Я шучу, – сказал он, улыбаясь. – Иди обедать.

Все напряжение тут же спало. Он умел по-настоящему расслабить тебя перед большим матчем.

В другой игре Карло объяснял нам свою тактику: «Перед воротами мы припаркуем автобус, а Ибру отправим играть перед ним. Все ждут от нас футбола в стиле тики-таки, но я скажу, что мы здесь, чтобы победить». Он всегда сделает то, что нужно, чтобы победить в матче.

Моуриньо такой же. Он всегда был хорошо осведомлен о соперниках, подробно изучал каждую их слабость и все сильные качества, а потом продумывал, какой хочет сделать игру. Если хотел убить игру, он убивал ее; если хотел открытого футбола, игра получалась открытой. Для Моуриньо весь смысл был только в победах. В Италии, где я играл у него, гораздо важнее не пропустить гол, нежели забить, а Моуриньо очень хорошо адаптируется к любой стране. Он знает, что значение имеют только победы, хотя и кажется, что в свой третий сезон в клубах он часто сталкивается с трудностями. Для «Мадрида» приход Карло после Моуриньо получился идеальным – он единственный, кто мог добиться успеха с командой после Моуриньо. Игрокам нужно успокоение после ожесточенной битвы.

Я слышал, президент «Мадрида» жаловался, что некоторые игроки начали пользоваться мягким характером Карло. Это не так. Быть может, президент завидовал, потому что у него не было таких отношений с игроками, какие были у Карло. Я не понимаю этой критики.

Я понимаю, когда люди, которые не знают, каково это – быть членом высококлассной команды атлетов, путают хорошие взаимоотношения со слабостью тренера, но на самом деле все обстоит ровно наоборот. Атмосфера в команде должна быть комфортной для игроков. Я помню, как мы пошли на ужин в итальянский ресторан группой из семи или восьми игроков команды. Было довольно поздно, около 11 вечера, и кто-то предложил позвонить Карло. Кто-то из парней сказал, что он не ответит, другие думали, что он не будет ожидать столь позднего нашего похода в ресторан, но мы все равно набрали ему. Десять минут спустя он к нам присоединился, выпил с нами, поболтал, отколол пару шуток, а час спустя покинул нас. Назовите мне другого тренера, который так поступил бы. У кого есть столько же уверенности, сколько есть у Карло?

Когда рядом с тобой человек, которому комфортно даже в таких пределах, ты сделаешь ради него все, что угодно. Уверенность, которую он дает тебе, и уверенность, которую он получает от тебя взамен, – да ты станешь убивать за него. В футболе нужно верить в генерала, чтобы исполнять его приказы.

Он не боится говорить с отдельными личностями на глазах у всех. Было много ситуаций, когда он критиковал меня перед лицом команды. Он добивался своего, критикуя больших игроков – столпов команды, это показывало, что ни один игрок не важен настолько, чтобы избегать критики в свой адрес.

Отличительная черта больших игроков в том, что они в состоянии принять это. Игроки меньшего калибра чувствуют потребность защитить себя – у них еще нет такой уверенности, которая позволила бы признавать свои ошибки. Но если они увидят, что столпы команды признают свои провалы, то и они сами смогут чаще это делать – а это единственный способ чему-то научиться. Карло говорил команде: «Мы пропустили гол, что случилось в том эпизоде?» Сильные игроки отвечали: «Я виноват». И все. Он поступает так, потому что такой подход наделяет ответственностью за команду больших игроков. Он должен доверять им.

Была у нас ситуация, когда на одну позицию претендовали два игрока, оба одинакового уровня. Каждый из них играл через раз, так что из любопытства я спросил у Карло: «Как вам удалось завлечь их в эту игру?» Он сказал: «Я подошел к одному из них и сказал, что он будет моим основным правым защитником. Потом пошел к другому и сказал ему ровно то же самое. Так что теперь им предстоит показать на поле, кто из них кто».

Конечно, никогда не знаешь, шутит ли он или нет, но я думаю, что он всегда сильно рискует в своих методах, но уверенность и уважение, которые он вызывает, позволяют ему применять их. У него есть эта особая чуйка на вещи – это дар: либо она есть у тебя, либо нет.

Стиль работы Карло, то, как он проводит тренировки и вообще ведет себя, во многом пропитаны духом старой школы, это все очень итальянское у него. Тактика важна для него. Я играл в Италии и знаю, как в Италии все обстоит – за день до игры тактическая подготовка всегда очень интенсивная. Карло выводил нас на тренировочное поле, чтобы провести брифинг по тактике, а это не всегда просто для игрока – нужно постоянно шевелиться, чтобы не начать дрожать от холода, стоя столбом, но Карло истово верил в важность этих моментов. Какой бы подход к тренировкам он ни применял, его тренерская работа приносила успех. Не забывайте, что когда-то он сам был футболистом, выигрывавшим трофеи. Не многим тренерам это удавалось; все его призы стоят в шкафу, и в любой момент он может их достать.

Я просто счастлив, что мне повезло поработать с ним, и я сожалею, что наши отношения не продлились дольше. Когда я общаюсь с ним теперь, он спрашивает: «Ибра, куда хочешь отправиться теперь? В какую команду?» Я отвечаю ему, что, если он возглавит команду, о которой я ничего не знаю, я приеду к нему. «Куда угодно, кроме России».

* * *

Информация о текущих группах и запись на курсы переподготовки тренеров, инструкторов-методистов, руководителей спортивных организаций, преподавателей и тренеров по адаптивной физической культуре всегда доступна на сайте учебного центра «Форум Медиа».